Макаровские новости

Хоандэны на Сахалине

Путешествуя по городам и весям южного Сахалина, туристы время от времени наталкиваются на сооружения из бетона, похожие на автобусные павильоны. Одно из таких сооружений находится во дворе Сахалинского областного краеведческого музея.
Хоандэн вывезли с побережья залива Анива в октябре 2002 года, где находилось японское поселение, а теперь производственный комплекс "Пригородное" (в 13 км к югу от Корсакова).
Хоандэн на территории Сахалинского краеведческого музея — фото 2007 г.
Хоандэн на территории Сахалинского краеведческого музея — фото 2007 г.

Немногие знают, что это за сооружение. Какую роль они играли в жизни Карафуто и Японии в целом? Откуда такое внимание музейщиков к этим огнеупорным сооружениям, которых на южном Сахалине насчитывается около полутора десятков, если не считать ещё нескольких — немногих, превратившихся с течением времени в жалкие обломки...
Но обо всем по порядку.
Сразу же после принятия Конституции Мэйдзи 30 октября 1890 года в Японии был опубликован Императорский рескрипт об образовании, который проводил идеи национализма, тенноизма и милитаризма в школьную жизнь, по сути, являясь адаптированной для простого народа Конституцией.
Одним из создателей рескрипта, как отмечает доктор исторических наук Софья Лим, в течение ряда лет являвшаяся профессором Сахалинского государственного университета, в своей книге "История образования в Японии (конец XIХ — первая половина XX века), вышедшей в издательстве института востоковедения Российской академии наук в 2000 году, был Эйфу Мотода, конфуцианский учитель императора Мэйдзи.
Ещё в 1879 году он подал императору проект документа о необходимости установления программы морального воспитания в школах, так как, по его мнению, "народ постепенно терял моральные устои, и только возвращение конфуцианских принципов лояльности может вернуть народу благопристойность". С таким же предложением в 1884 году Мотода обращался и к главе кабинета министров Ито, говоря о целесообразности введения в школах уроков об идеалах монархических традиций, подчеркивая пагубность европейского влияния. Ито заинтересовался этим проектом, но дальнейших действий не предпринял. В тот период страна ещё продолжала активно заимствовать технические, научные и другие достижения Запада.
В августе 1890 года министр двора Аритомо Ямагата пригласил в Токио глав префектур страны на совещание, во время которого местные лидеры подняли вопрос о составлении стандартов морали. Аритомо Ямагата обсудил эту проблему с министром образования Ёномото, а затем с императором. В результате министр образования был приглашён к императору и проинструктирован о введении специальных уроков морального воспитания в школах. Так, в условиях усиления японизма и теннонизма появился императорский рескрипт об образовании. Японские исследователи определяют характер системы образования после выхода Императорского рескрипта об образовании как монархический (тенносей кёику). Вследствие этого задачами системы образования были: укрепление монархического абсолютистского верховенства, внушение его законности и божественного происхождения"; воспитание лояльных поданных императора в духе конфуцианской морали; издание в последующем на основе рескриптов и предписаний для всех видов школ. Тем самым был установлен приоритет абсолютной власти императора над умами подданных. И когда появлялась необходимость выяснить тот или иной вопрос в области политики образования, то чиновники неизменно обращались к манифесту как к основному началу японского воспитания и образования.
В вышеназванной книге приводится текст этого Высочайшего манифеста о воспитании и образовании, который гласил:
"Царственные предки наши положили начало Государству на величественной и вечной основе, глубоко и прочно насадив добродетели. Подданные наши, объединив сердца свои в лояльности и сыновней почтительности, из поколения в поколение выявляли красоту этих качеств. В этом достоинство нашего государственного строя, и, поистине, здесь лежит источник воспитания и образования нации.
Вы, Наши подданные, почитайте ваших родителей, будьте дружны с вашими братьями и сестрами, в супружестве живите в мире и согласии, будьте верными друзьями, держите себя в скромности и уверенности, относитесь ко всем с любовью, изучайте науки, постигайте ремесла и искусства, развивайте этим умственные способности и совершенствуйте нравственные качества; содействуйте сами общественному благу, служите интересам общества; всегда уважайте конституцию и соблюдайте законы Нашей империи; в случае необходимости мужественно отдавайте себя на служение Государству, оказывая поддержку и защиту Императорскому трону, незыблемому, как Небо и Земля. Этим самым вы не только проявите себя Нашими верными и добрыми поданными, но и прославите традиции наших предков. Путь, здесь предначертанный, поистине завещан Нашими Царственными Предками. Нам — Их Потомкам и вам — Нашим поданным надлежит из века в век непреложно придерживаться его и неукоснительно осуществлять его как в пределах, так и за пределами Государства. Мы уповаем на то, что все предуказанные добродетели Мы будем вместе с вами, Нашими подданными, благоговейно хранить в сердцах своих и единодушно следовать им.
23-й год Мэйдзи, 1-й месяц, 30-день".
Текст рескрипта заставили повесить на почетном месте по всем школам, и во время различных школьных церемоний его торжественно зачитывали перед строем замерших в полупоклоне детей. Чуть позже, 17 июня 1891 года, вышел указ о специальной церемонии перед портретом императора с криками банзай, речью директора школы, чтением рескрипта и пением государственного гимна Кими га ё! Все это обычно продолжалось в течение часа в торжественной атмосфере. Школьники должны были твердо усвоить, что жизнь японцев зависит от императора. После окончания церемонии детей наделяли красно-белыми сладостями. .
Сразу же после выхода рескрипта были разработаны стандарты по обустройству школ с учетом условий, необходимых для морального воспитания. Школьные здания должны были стоять вдалеке от публичных домов, мест проведения зрелищ, а также тюрем и крематориев. Для школ выбирались такие места, которые могли воспитывать детей: рядом с историческими памятниками, синтоистскими святилищами и т.д.
Делами школы занимались не только префектуральные собрания, в них могло вмешиваться полицейское управление.
В свою очередь учителя начальных школ получили предписание министерства образования о важности традиционных моральных ценностей, о воспитании верноподданнических чувств к императорскому дому, патриотизме и т.д. Тем самым они уже были подготовлены к введению в школах моральных принципов рескрипта. Именно с этого времени учителей стали рассматривать как государственных служащих, стражей официальной морали. Директорами педагогических училищ назначались отставные военные высокого ранга, а в учебных заведениях была введена строгая военная дисциплина. Будущим учителям предстояло пройти школу закалки духа и суровую физическую подготовку.
Под именем рексрипта проходили спортивные состязания, походы, марши, экскурсии, и все это происходило в патриотическом и милитаристском духе. Победами в войнах, особенно в Русско-японской войне, постепенно убирались все препятствия в умонастроениях японского народа против милитаризма и национализма. Именно с этого времени, подчеркивает Софья Лим, внедряется в сознание народа мысль о Великом восточно-азиатском объединении, лидирующая роль в которой принадлежала, разумеется, Японии.
В школьном комплексе по стандарту, кроме помещений для учебных занятий, учительской комнаты и актового зала, должно было быть место, где хранилась бы священные реликвии: портрет императора и копия текста Императорского рескрипта об образовании — свода законов и предписаний, определявшего приоритет власти императора над умами подданных. Руководство и учителя школы строго инструктировались о том, что при пожаре или других бедствиях в первую очередь должны спасать эти реликвии.
Такими местами могли быть классные комнаты из дерева или из железобетона с опечатанными дверями. Во время природных катаклизмов (например, землетрясения 1923 года, когда в Токио были разрушены или сгорели сотни школ), когда школы исчезали с лица земли вместе с детьми и этими святынями, именно гибель последних заставляла немало директоров и учителей покончить жизнь самоубийством.
К слову, в Макарове на Сахалине находится памятник японским школьникам, погибшим при пожаре. Уничтоженный в послевоенное время памятник, по свидетельству сахалинского краеведа И.Самарина, был восстановлен по инициативе работника бумзавода Сон Ян Гын в 1992 году на прежнем основании.
В начале эпохи Сёва по всей империи и на Карафуто в том числе, стали строить отдельно стоящие бетонные сооружения в виде маленьких синтоистских святилищ — хоандэнов, а сам хоандэн стал называться не иначе как "алтарь императорской семьи". Эти огнеупорные павильоны стояли возле каждой японской школы.
В селе Новиково хоандэн находится на улице Пограничников. Козырек над входом частично обрушен. Кое-где рядом с сохранившимися хоандэнами просматриваются фундаменты школьных зданий, как, например, в селе Муравьево Корсаковского района.
Сохранилась лестница, ведущая к площадке на склоне сопки, на которой стояла японская школа в селе Чехов Холмского района.
с. Новиково (Яман) Корсаковского района
с. Новиково (Яман) Корсаковского района

Хоандэн в с. Муравьево (Тообути)
Хоандэн в с. Муравьево (Тообути)

Фундамент начальной японской школы в с. Муравьево
Фундамент начальной японской школы в с. Муравьево

Хоандэн в с. Чехов (Нода) Холмского района
Хоандэн в с. Чехов (Нода) Холмского района

Есть они и в Углегорске. Возможно, именно в районе Ямасигай ("город под горой"), где он находятся, располагалась начальная школа высшей ступени, в стенах которой размещалась также техникум и женская высшая школа, а их учащиеся клялись в верности императору, в готовности поддерживать и защищать императорский трон.
Вопросы совместной с японским правительством программы по восстановлению и сохранению на Сахалине памятников истории Японии периода Карафуто, к которым большой интерес проявляют как сахалинцы, так и туристы, ведутся не первый год.
Суждений по этому поводу, отражающих общественное мнение, мне приходилось слышать немало:
"Это наследие истории, а по всем историческим ценностям, которые нам оставлены от прошлых поколений мы с вами (и наши дети и правнуки) сейчас изучаем историю, как российскую, так и зарубежную... В наших архивах нет некоторых документов, которые могли бы подтвердить существование того или иного японского архитектурного строения и прочее. Обращение к японским историкам, литературоведам, языковедам может помочь восстановлению и сохранению тех исторических и культурных ценностей, которые оставила нам история, уточнению исторических знаний".
"Что знают ваши дети о Русско-японской войне, о жизни и быте японского поселения на острове? Мало, очень мало… С российской стороны вопросы сохранению исторических и культурных ценностей могут быть выделены в отдельный блок программы по сохранению культурного наследия (памятников истории и культуры) Сахалинской области, чтобы эта программа финансировалась бюджетами — федеральным и региональным. И если присоединится к этому проекту соседствующее с нами государство — то это будет международный проект.
— Развитие въездного туризма входит в число приоритетов развития островного региона. Неужели вам самим не будет интересно проехать по местам сражений или увидеть сохранившиеся части архитектурных строений времён Карафуто? Надо творить историю самим, а не сидеть на диванах и обсуждать правильность или неправильность добрых намерений".
Углегорск (Эсутору)
Углегорск (Эсутору)

Взморье
Взморье

Школьный павильон в с. Новоселово (Оитэ) Томаринского района
Школьный павильон в с. Новоселово (Оитэ) Томаринского района

Кроме названных, согласно путеводителю "Памятники истории и культуры периода губернаторства Карафуто (1905-1945 годы)", автором которого является Игорь Самарин, школьные павильоны туристы могут увидеть в селах Таранай и планировочном районе Новоалександровск, в Долинске (улица Советская), на территории бывшего поселка Загорское, в Корсакове, улица Окружная, 118), селе Лермонтовка (Поронайский округ), Томари (пересечение улиц Ломоносова и Октябрьской), Томари, улица Угольная, село Ударное (Углегорский район), Холмск, село Красноярское (Холмский район), село Чапланово. Некоторые из школьных павильонов находятся на территории частных владений, и доступ к ним затруднителен.
К слову, в самой Японии, мне приходилось об этом слышать от специалистов, не сохранилось ни одного хоандэна: все сооружения, связанные с культом императора, были уничтожены после войны.
Бывшее губернаторство Карафуто является единственным местом, где они пока ещё сохранились.

   45 13971 9

Обсуждение на форуме