Макаровские новости

Сахалинский историк Николай Вишневский представил книгу "Тихая гавань Карафуто"

Какой бы непритязательной ни казалась на первый взгляд биография города или района, стоит ей попасть под микроскоп увлеченного исследователя, и все меняется. Макаровскому району повезло. Его историю скрупулезно воссоздал Николай Вишневский. "Тихая гавань Карафуто" — вторая часть трилогии "Макаровская земля". Первая книга — "Дальний восток России" (именно так) — вышла в прошлом году, да и третья уже готова к печати.
Большое — в малом
В круг исследовательских интересов Николая Вишневского макаровская тематика вошла четыре года назад. С подачи главы муниципалитета Андрея Красковского он занялся изысканиями по Сириторскому соглашению. Этот документ, подписанный в Сиритору (японское название Макарова) 22 августа 1945 года советским и японским военным руководством, положил конец боевым действиям на Южном Сахалине на финальном этапе Второй мировой войны. В итоге родилась отдельная книга — "Сириторское соглашение".
Дальше поиск пошел вширь и вглубь, и Николай Вишневский стал создавать хроники территории нынешнего Макаровского района — от древнейших времен до наших дней, в историческом, социально-экономическом и культурном разрезе, в судьбах семей и занимательных фактах, достижениях и трагедиях. В работе над трилогией автор свел обширные ресурсы архивов, музеев, библиотек района, области, России и Японии и воспоминания старожилов. История Макаровского района во многом оказалась terra incognita, и звание ее первопроходца автор подтвердил фактами и документами, уникальными фотографиями, которые его стараниями, при помощи коллег-единомышленников были преданы известности.
Опять же на макаровской почве возникла тема книги очерков "Транссахалинская магистраль", которая публикуется в журнале "Слово" — издании Южно-Сахалинской центральной городской библиотеки имени Олега Кузнецова. Через Макаровский район прошла главная островная дорога, которую начали строить еще каторжане в конце XIX века, да все никак не могут в цивилизованном виде довести до Охи. Еще одной ниточкой оттуда же стала книга "Северная частица Страны утренней свежести", посвященная жизни корейского населения Макаровского района. Практически Николаем Вишневским создана целая эпопея: уезд Мотодомари, в который входил Сиритору (Макаров), — Макаровский район — Макаровский городской округ.
Город рассветов
Вторую часть трилогии читатели краеведа Вишневского ждали с особым нетерпением. Период 1905 — 1945 гг. под его пером оброс массой таких любопытных подробностей, что история малой родины станет открытием для самих макаровчан, особенно молодых. В дизайне обложки "Тихой гавани Карафуто" дочь историка Наталья использовала рисунок японского картографа Йосида Хацусабуро (он известен тем, что рисовал японские города с высоты птичьего полета, оставив таким образом около 3 тысяч рисунков, в том числе и городов Карафуто). Если вглядеться в серо-коричнево-голубую палитру обложки, то не сразу заметишь "вмонтированные" меж сопок и рек фрагменты подлинных фото японского периода.
Да, Сиритору — вроде тихий город, из трагических моментов были пожары да ракетная атака американских подводников в июле 1945 года. Но при кажущейся событийной скромности исторической канвы тихая гавань Карафуто была развитым промышленным районом, где были два порта, работало до шести шахт одновременно, развивалась рыбная промышленность, а бумажный завод был самым передовым на всем Карафуто. В японской географической энциклопедии Сиритору достались лестные строки: "место, где можно стать зажиточным человеком", и что он славился своими "ночами и рассветами". А на карте Сиритору вы можете найти театры, завод по производству сакэ, теннисный корт, ветлечебницу, книжный и велосипедный магазины, женскую гимназию и даже общество воинской добродетели. Словом, город этот был для жизни, работы, досуга и будущего… И даже лирическая песня была сложена о Сиритору, которую исполнял популярный тогда японский певец Сёдзи Таро. В переводе Валентина Соколова среди лирики про метель и звезды сириторский уголь уподобляется черному алмазу.
23 чернильницы
На презентации книги на столе стоял японский сосуд для чернил как бы не литрового объема. Если бы автор писал свой труд пером, пожалуй, извел бы примерно столько чернил. Николай Вишневский не только сидел в архивах, но деятельно исследовал территорию района вместе с местными поисковиками. Эта емкость была найдена недалеко от города, куда в прежние дни вывозили строительные останки после сноса японских домов. При раскопках трофеями стали многочисленные ученические чернильницы. Они и натолкнули на идею, которая заинтересовала местный музей. Там, может быть, появится экспозиция в память о жертвах пожара в сириторской школе в ноябре 1943 года. Тогда погибли 23 школьника. В память о них в Макарове установлена стела (нынешняя уже третья по счету, а на первой надпись сделал губернатор Карафуто Оцу Тосио).
Все это было
Сорокалетний период Карафуто, разумеется, оставил следы на карте района, и они могли бы пригодиться в качестве заманухи для развития внутреннего туризма (учитывая постоянные мантры власти по поводу миллионов туристов на Сахалин и прочий "нью-васюкизм"). Не будучи исключением из советских правил, они были закатаны в прах, хотя справиться с постаментами и фундаментами бульдозеры все же не смогли. Касаемо культурно-исторической особости Сиритору было чем похвалиться. Ну, например, все ли знают, что территорию величественного храма Сиритору дзиндзя украшал памятник самураю Кусуноки Масасигэ, полководцу XIV века? Он был копией монумента, установленного в Токио перед императорским дворцом. На реке Сиритору была построена здравница на сероводородных источниках — для лечения, отдыха и созерцания прекрасных пейзажей вокруг. Арочный Белый мост, с которого любили купаться мальчишки, автор считает красивейшим из мостовых сооружений периода Карафуто. А на хребет Тоссо (Жданко), который называли японскими Альпами, были проложены специальные дороги для туристов, и не одна (на этой фразе из зала вылетела реплика: "ПСО это скажите!" — прим. ред.). У подножия хребта были возведены домики для отдыха с телефонной связью, а вершину венчал храм, куда ежегодно паломничали ходоки. В общем это все, что надо знать о настоящем развитии туризма. Сиритору под именем Макарова понес существенные потери, благо архивные рукописи/фото не горят…
Клипер и его клипы
Презентация "Тихой гавани…" состоялась в стенах областного архива неслучайно. Работая над историей этого муниципалитета, автор стал завсегдатаем архива. Как подсчитала историк Марина Гридяева, за последние четыре года он посетил архив 284 раза, изучил почти 1500 первоисточников.
Будем честны, "кирпичи" научных трудов не всяк читатель осилит. К счастью, у историка Вишневского принципиальный подход — он пишет не только для ученых собратьев, но и для обычных людей, и по его разумению, история может и должна цеплять за живое. Для его способа изложения исторического материала коллега Виктор Щеглов придумал название — "клиповое" краеведение (а автор назвал себя "клипером"). Весь массив уложился в десять глав, которые дробятся почти на 120 зарисовок-"клипов". У каждой отдельный, законченный сюжет из жизни — про то, как заготавливали лес и делали бумагу на заводе, как в город приезжал принц Котохито с почти чапаевскими усами или японским девочкам вручили диковину — американских кукол с голубыми глазами. Так что читать книгу, щедро иллюстрированную старинными фотографиями, можно с любого места. С опорой на богатейший факто- и фотоматериал жизнь сириторцев предстает очень яркой, насыщенной, как будто и не прошел с тех пор почти век.
— Когда я приступил к работе над первой книгой трилогии, я влюбился в Макаровский район. И чем дальше — тем больше. История у района непростая, временами очень тяжелая, но интересная и неизведанная, — такая вот неожиданно лирическая мотивация у создателя "Макаровской земли". Может быть, это чтение станет поучительным и для тех, кто ныне управляет островами…
Третья — будет
"Тихая гавань Карафуто" вызывает смешанные чувства. С одной стороны, получился первый, уникальный опыт фундаментальной энциклопедии одного из 18 сахалинских муниципалитетов. И огромный респект автору, обнародовавшему обширный пласт истории, который кому-то прольет свет на родословную. В этой истории много чего, чем можно гордиться, восхищаться и пытаться подражать. Написанная живым, легким языком, с горячим чувством человека, который буквально сроднился с районом и его людьми, книга безусловно достойна широкого круга чтения.
С другой стороны, на явленном контрасте все сложнее сохранить оптимизм. В уезде Мотодомари в 1930-х годах проживало 26 000 человек, в советском Макаровском районе — до 50 000, сегодня в городском округе — чуть более 8 000. Среди многих фото привлек внимание снимок в мэрии Сиритору. Весь аппарат мэрии сидел вместе, в одном помещении с огромными окнами и традиционной печуркой, которая не спасала от лютого холода, но на работоспособности этого не сказывалось, и было муниципальных служащих общим счетом человек 20…
Третья книга, охватывающая период с послевоенных времен до наших дней, выйдет под названием "Под флагами СССР и России". Как надеется автор — до конца года.

   24 5426 6

Обсуждение на форуме